Санкт-Петербург — Рязань — село Константиново

Дорога в лето.

Июнь этого года хлестал как из ведра. Чтобы вырваться из холода и дождя, я купила ярко-желтый плащ и ощущала себя солнцем в резиновых сапогах. Друзья с Урала и из Москвы стучали в аську про бешеную жару, а я мерила глубину луж и мечтала смыться в лето. Очередной отпуск в глубине сентября казался миражом, и однажды, пятничный вечер я встретила не в привычном кресле у компьютера, а на верхней полке поезда, весело отстукивающего по рельсам слово «Рязань».

 

Спрыгнув с подножки поезда в парное молоко рязанского лета, я отправилась в Кремль, который окаймляют речки с неповторимыми названиями: Трубеж, Лыбедь и ручей Дунайчик. Кремль стоял в лесах и накринолиненые невесты, оставляя следы каблучков на расплавленном асфальте, прятались в тени деревьев, окружающих памятник С. Есенину. Памятник был открыт к 80-летию поэта (автор памятника А.П. Кибальников — почетный гражданин Рязани). Огромная фигура вырывается из земли, распахнув руки, пытаясь объять необъятные окские просторы. Рядом с памятником брачующиеся пары вешали на решетку замки в знак крепости союза, белоснежные голуби толкались в тесной клетке в ожидании счастливого момента, когда же их выпустят в небеса. Все здесь уже согрелось, нагрелось и перегрелось. Все дышало зноем, раскаленный асфальт плавился под ногами, а на небе не было ни одного облачка.

Из Рязани я отправилась в село Константиново. Ехать на Родину великого поэта нужно по Московскому шоссе. Сначала проехать ДПС, затем повернуть на «Рыбное», а после ориентироваться по указателям (от Рязани до села 43 километра). Указатели расположены часто и сделаны хорошо – крупным шрифтом и с портретом поэта.

Отправляясь к 300-летнему поселению, я никак не ожидала, что оно пользуется таким ажиотажным спросом. Два теплохода из Москвы, десятки экскурсионных автобусов, огромное количество машин. Одних свадеб приехало не меньше двадцати! И еще меня поразило то, в каком состоянии находится музей. В БЕЗУКОРИЗНЕННОМ!

В кассе музея продаются билеты в пять разных зданий, которые можно обойти за день: земская школа, в которой учился поэт, дом его родителей (усадьба Есениных), Спас-Клепиковская второклассная учительская школа, музей поэмы «Анна Снегина» и литературная экспозиция. Также украшением села является каменный храм Казанской иконы Божией Матери.

Несмотря на жару, я с огромным удовольствием прослушала все экскурсии и отправилась купаться на Оку. Чтобы спуститься к реке, надо было пройти лестницу, ступенек на которой не меньше, чем на Потемкинской. Обратно забиралась по склонам, поросшим цветочным разнотравьем, от которого у городского человека кружится голова.

 

 

Еще была поездка в село Ижеславль. Когда-то на месте села находился огромный город, который полностью уничтожил хан Батый. От местных жителей я узнала легенду, что во время холеры люди собрались в Христорождественской церкви и попросили Николая Чудотворца спасти их от страшной напасти. Холера обошла селение стороной и с тех пор каждый год 28 июня ТОЛЬКО в Ижеславле отмечается третий праздник Николая Чудотворца. Я так и не узнала название того заброшенного собора, который посетила. Скажу одно – когда бродишь среди развалин, становится немного грустно.

По пути домой я улыбалась своим воспоминаниями о выходных, проведенных в рязанской деревне. Раньше в этих местах было много колхозов: поля вспахивались, гудела техника, сажались сады и в июле – августе шел веселый сбор урожая. Теперь поля зарастают, а сады дичают. Только поле ржи отражет яркое солнце своим золотым подносом.

Еще я думала о рыбалке с круглобоким карасем, землянике, разогретой солнцем, сочной вишне и аккуратно скатанных в рулетики стогах сена…. А когда я вернулась в Питер, то здесь тоже началось лето! Наверное, это я его привезла. )))))

Токарева Светлана

22.07.2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *